Водные артерии являлись важными коммуникациями, за которые приходилось бороться в ходе Гражданской войны. Чусовая — единственная река, перерезающая поперек Уральский хребет с востока на запад. Длина ее 700 км, площадь бассейна – 47 600 кв. км. Она протекает по территории трех областей — Челябинской, Свердловской, Пермской. Все это определяет ее стратегическую важность.

В летний период времени, если нет сильных дождей, Чусовая несудоходна. Ходить по ней на крупных судах можно только весной и осенью. По берегам реки в период Гражданской войны было расположено большое количество сел и деревень, в которых проживало много зажиточного населения. Параллельно течению реки проходила железная дорога Екатеринбург — Пермь. Имелись и проселочные дороги хорошего качества. Поэтому обладание данным районом имело определенные преимущества как для одной, так и для другой враждующей стороны. Опираясь на рабочих и беднейшее крестьянство, красные могли формировать здесь свои части и развивать наступление на Екатеринбург и далее на Южный Урал. Командование же белых могло рассчитывать на поддержку кулацкого зажиточного населения и развивать наступление на Пермь.

В конце июля 1918 года в Нижний Тагил прибыл Р. П. Эйдеман, назначенный начальником второй Уральской дивизии. Он привез с собой батальон Д. В. Шаронова, основательно потрепанный в боях на Тюменско-Ишимском направлении, а также отряд моряков Тюменской речной флотилии под командованием Н. В. Гавриченко.

Д. В. Шаронов, которому исполнился 31 год, был родом из Ишима. В чине прапорщика он участвовал в Первой мировой войне, с мая 1918-го член партии большевиков, Командовал красногвардейским отрядом, сражавшимся в июне-июле 1918 года под Ишимом и Тюменью.

Непродолжительное время штаб Р. П. Эйдемана размещался в Нижнем Тагиле на втором этаже дома купца Ляпцева (ныне ул. Карла Маркса, дом № 39, где находится Дворец культуры школьников металлургического комбината). А на первом этаже формировались части для отрядов Д. В. Шаронова и Н. В. Гавриченко. Призывники проходили медицинскую комиссию, затем для зачисленных устраивали обед.

Отряд Гавриченко воевал под Нижним Тагилом, а солдатам во главе с Шароновым была уготовлена иная судьба.

1-й Сибирский стрелковый полк, организованный в с. Коноваловка, летом 1918 г. двинулся вверх по Чусовой, пополняя свой состав за счет маленьких отрядов, сформированных в небольших населенных пунктах. По воспоминаниям М. Е. Ячменева, в шароновский полк брали мужчин и старшего возраста, которых направляли в обоз. На своих лошадях они везли все, что требовалось. Из Коноваловки полк дошел до Усть-Утки, которую ему пришлось брать с боем. После захвата села полк остановился для формирования новых добровольческих отрядов. В Шароновский полк новые пополнения шли каждый день.

В конце июля 1918 г. белочехи и казаки заняли Утку и Старую Утку, и начались расправы над коммунистами и семьями партизан, ушедших с красными. Одной из жертв террора стал Ефим Федорович Аникин — первый председатель заводского комитета Староуткинского завода. В 1919 г. после вступления Красной армии в Старую Утку прах Е. Ф. Аникина перевезли из села Шайтанка и вместе с останками двух красногвардейцев, погибших в бою, похоронили в одной братской могиле, над которой стоит памятник.

В первых числах августа из районов Челябинска и Златоуста по Лысьво-Бердяужской железной дороге довольно быстро продвигались части белочехов и казаков, угрожая перерезать горнозаводскую линию из Тагила на Пермь. Им уже удалось прорваться в район Уткинского завода, а затем выйти к Кыновскому. Создавалась угроза окружения основных сил Третьей армии Восточного фронта. Бригаде комбрига В. К. Рейхардта, прикрывавшей Лысьвинское направление, требовалась срочная поддержка. Туда и послали 8 августа только что доукомплектованный на две трети батальон Шаронова.

Бригада Рейхардта, получив подкрепление, повела наступательные действия и быстро оттеснила противника, освободив станции Кын, Унь, Илим. 3 сентября батальон Шаронова встретил сильное сопротивление белых в районе Уткинского завода. Завязались продолжительные бои. Линия фронта проходила между Уткой и с. Чусовым (Шайтанский завод). Тракт был укреплен, но белые прошли через гору Малиновую и неожиданно ударили с тыла, в боях погибло много красноармейцев. Памятники на тракте и на камне Шайтан напоминают нам об их подвиге. В 1923 году в селе Сулём был установлен памятник «Неизвестному герою».

По материалам П. Гилева и Е. Чепкасова, белые, потерпев на Лысьвинском направлении неудачу, сосредоточили усилия на северном участке фронта, поставив задачу любой ценой взять Нижний Тагил — ключевой стратегический пункт на пути к Перми.

После месяца напряженных боев батальон Шаронова был пополнен новобранцами из местных жителей и стал именоваться Первым Сибирским полком, а Шаронов стал его командиром. Перед ним была поставлена задача пройти от Коноваловского завода до Екатеринбурга, уничтожить по пути небольшие белогвардейские отряды и восстановить в населенных пунктах по обоим берегам Чусовой Советскую власть. Сначала продвижение шло довольно успешно, но затем полк столкнулся с настоящей партизанской войной, которую повели против него отряды казаков и кулаков.

По воспоминаниям М. И. Ячменева:

«В конце августа 1918 года к нам в деревню Кашку приехали 50 красных разведчиков из шароновского отряда, шедшего вверх по Чусовой и основными силами расположившегося в д. Пермяково. Кашка была важным населенным пунктом — она стояла на перекрестке дорог, в ней было более 60 дворов, имелись мощная водяная мельница и лесопилка. Поскольку мельница могла вырабатывать более 600 пудов муки в день, то в амбарах неподалеку хранились большие запасы зерна и готовой муки, которую привозили сюда жители окрестных деревень. Обладание этими запасами продовольствия было важно как для красных, так и для белых. Не обнаружив ничего подозрительного, разведчики устроились по домам на ночевку. Шестеро, которые были моряками, остановились в доме Гаврилы Даниловича, стоявшем отдельно от уличных порядков на горе среди деревьев. В предрассветном тумане раздались выстрелы. Похоже, ночью кто-то сообщил о «неожиданных гостях» в соседние деревни, где собрались те, кто не принял новую власть. Застигнутые врасплох, бойцы полуодетыми повыскакивали из домов, бросились в ближайший лес и укрылись в горной пещере. Шестеро, те, что заночевали на «горке», попытались укрыться на огородах среди картофельной ботвы. Там их и перестреляли. Убитых потом положили на Закашкинской улице под окнами дома А. Е. Ячменева. Один из шестерых, как оказалось, комиссар этого отряда, был ранен и только прикинулся убитым. Когда по его голой подошве поползла муха, он не выдержал и шевельнул пальцем ноги. Это заметили, тут же наставили винтовку со штыком и приказали подняться. Прежде чем убить, раненого мучили долго и изощренно. За то, что этот мужественный человек отказался есть навоз, ему выкололи глаза, отрезали уши, а потом отрубили руки и ноги. Спустя несколько дней со стороны хутора Талица появился отряд красных, они установили на горе пулемет, дали несколько очередей по деревне. Пострадавших, к счастью, не было, а вот самовар, продырявленный залетевшей в окно пулей, я видел: сестра моего отца хранила его. Спустившись в деревню, красные принялись расспрашивать, где дом Гаврилы. Им указали на дом в Средней улице. Владельцем был другой Гаврила, не Данилович, но никто в это вникать не стал. Среднюю улицу запалили в отместку с двух концов, на деревню была наложена контрибуция в три десятка пудов хлеба для бойцов полка. Пришлые бандиты были затем где-то пойманы и расстреляны. На месте захоронения погибших моряков (могилы под косогором копали деревенские мужики), в 30-е годы поставили трибуну. Первого мая и седьмого ноября сюда собирались на демонстрацию жители Кашки и соседних Харенок. Произносились торжественно траурные речи, все охотники приходили с ружьями и салютовали погибшим за власть Советов».

В виду того, что старый деревянный обелиск пришел в негодность, в конце 1970-х годов силами рабочих Усть-Уткинского совхоза был установлен новый, металлический, памятник.

Весь сентябрь-октябрь шли ожесточенные бои за деревню Пермяково, которая прикрывала подступы к Кыновскому заводу и станции Кын. В память об этих событиях учащимися из группы «Поиск» во главе с автором этих строк там был установлен металлический памятник.

В ноябре начались ожесточенные бои за Кыновский завод. В селе имеется несколько памятников погибшим красноармейцам. Один из них, находящийся в конце села, представляет собой прямоугольный пилон на ступенчатом пьедестале. На памятнике надпись:

«Здесь 23 ноября 1918 г. были расстреляны колчаковцами заложники из числа жителей села Кын, и в этой братской могиле похоронены товарищи…» (указаны фамилии).

Со стороны красных в боях за реку Чусовую принимали участие 2-й Екатеринбургский, Латышский, Лысьвинский, 1-й Сибирский полки, интернациональный отряд Белы Куна и Ференца Мюнниха, Камышловско-Пермский кавдивизион. С 6 октября по 17 ноября в боях за Кын и Пермяково участвовали переброшенные из-под Тагила Камышловский и 17-й Петроградский полки, с ноября — 58-й Владимирский и Лесновско-Выборгский полки. Со стороны белых в боях принимали участие части Среднесибирского корпуса во главе с А. Н. Пепеляевым.

29 ноября белогвардейцы предприняли массированное наступление против созданного из остатков 1-й и 2-й Уральской дивизий формирования под командованием М. В. Васильева и Особой бригады Рейхардта.

Обескровленная и изможденная в непрерывных боях дивизия Васильева отступала на запад. В первой декаде декабря белые заняли станции Кушва, Бисер и Лысьва, бригада Рейхардта попала под Кыном в окружение.

Заняв круговую оборону, красноармейцы мужественно отбивали атаки превосходящих сил противника. В ожесточенных сражениях под Коноваловским заводом в районе ст. Крутой Лог они даже сумели ответить белым сильными контрударами. А на месте гибели бронепоезда № 2 установлен величественный монумент.

В результате героического сопротивления Особая бригада избежала разгрома, хотя понесла большие потери. Только после 14 декабря, когда на северном участке фронта пала ст. Чусовая, остатки Особой бригады вышли из окружения и присоединились к своим. Ее подразделения до конца выполняли свою боевую задачу. 14 июля 1919 г. части армейской группы Н. В. Томина с боями форсировали Чусовую и начали разгром армий Колчака.

После окончания Гражданской войны в населенных пунктах, расположенных по берегам Чусовой, стали сооружаться памятники на братских могилах ее героев. В настоящее время многие из них исчезли, сохранились лишь некоторые. В трех километрах от Серебрянки находится построенный в 1920-е годы на средства рабочих г. Кушва памятник расстрелянным членам сельсовета и красным партизанам.

В 1923 г. в Висимо-Шайтанске торжественно был открыт памятник красноармейцам.

В 1944 г. в честь красноармейцев, расстрелянных колчаковцами и утопленных в проруби на Чусовой, учащиеся с. Верхняя Ослянка воздвигли деревянный обелиск. В 1967 г. такой же памятник был сооружен и в Висимо-Уткинске.

В настоящее время ребята из группы «Поиск» детского подросткового центра «Мир» поставили себе целью не только установить новые памятники на местах боев, но и восстановить старые. Память о тех далеких событиях всегда должна оставаться в наших сердцах.

Сергей ПУДОВКИН