Вот уже несколько десятилетий бытует неверное мнение о времени появления населённого пункта под названием Каменка, расположенного на территории городского округа Первоуральск. Его считают одним из старейших на территории округа. И вот почему.

В 1959 году Свердловское книжное издательство выпустило в свет путеводитель «По Среднему Уралу» (авторы Р.Б.Рубель и Е.П.Масленников). На странице 126 они писали:

«Каменка – одна из стариннейших уральских деревень – имеет четырёхсотлетнюю историю. Она основана ещё до похода Ермака и служила Строгановым своеобразной крепостью для охраны от набегов кочевников. Позднее, в 18-19 веках, это – крупная чусовская пристань».

В других путеводителях «Маршруты выходного дня по окрестностям Свердловска» (издания 1966 и 1969 гг.) авторы сделали дополнение:

«В селе Каменке в 18 веке была большая оживлённая пристань, откуда барки спускались вниз по Чусовой. В большом деревянном доме на высоком берегу останавливался Д.Н. Мамин-Сибиряк. Здесь он работал над очерками «По Чусовой».

Авторы допустили историческую ошибку, ввели в заблуждение читателей и туристов. К сожалению, не они одни.

Деревня, расположенная при впадении слева в Чусовую реки Каменки, представляла собой когда-то далеко выдвинутый вверх по Чусовой укреплённый пункт, охраняющий строгановские владения от набегов кочевников.

В 18 и 19 веках в Каменке была одна из наиболее крупных чусовских верфей и пристаней… В устье Каменки видны остатки прежней плотины, через шлюзы которой барки выплывали из небольшого пруда на просторы Чусовой». (Е.В.Ястребов, «По реке Чусовой», Свердловское книжное издательство, 1963)

«Каменка возникла в 1574 году и была крайним восточным пунктом владений Строгановых в 16 веке. Деревню разрезает, впадая в Чусовую, речка Каменка с чистой холодной водой…» (Е.И. и Ю.И. Постоноговы «По Чусовой», Свердловск, Средне-Уральское книжное издательство, 1980)

Пермский писатель Алексей Иванов так же вводит читателя в заблуждение. В объёмном труде «Чусовая» (Алексей Иванов, «Чусовая», Санкт-Петербург, Издательский Дом «Азбука-классика», 2007) на странице 177 он ведет речь о событиях 20 июля 1573 года и основании деревни Каменки.

«Её поставили в устье небольшой речки Каменки, длина которой всего 15 км. В 1574 году Каменский острожек был крайним восточным пунктом фактических владений Строгановых. Неизвестно, подвергалась ли Каменка осадам сибирцев. Главное – она уцелела, явила собою пример того, что на Чусовой можно жить. И вслед за ней, под её прикрытием на Чусовой появляются новые селения, далеко «оторванные» от Строгановских крепостей».

На странице 178 автор пишет:

«Каменка была большой казённой пристанью с прудом, с плотиной и шлюзом и лесопильной мельницей с водяным колесом к двум пилам».

Откуда возникла уверенность, что Каменка «родилась» в 16 веке? Да ещё при деревне крупная судоверфь и пристань имелись. Полагаясь на очерк «Бойцы», авторы путеводителей посчитали, что казаки дошли до речки Каменки и остановились, основав деревню под таким названием. Значит деревня одна из старейших русских поселений на территории Урала. Правы ли они?

При работе над очерком писатель использовал материал о походе строгановских казаков вверх по Чусовой из «Пермской летописи» (автор В. Шишонко), изменив название населённого пункта. В художественном произведении автор волен дать простое и довольно распространённое русское название, несущее в себе и образный смысл. Год рождения населённого пункта и события, происходившие в Усть-Утке, писатель примерил к Каменке. Авторы путеводителей не разобрались в тонкостях повествования и восприняли это за правду. Их не насторожило подлинное расположение и описание деревни в очерке.

«Каменка – одна из нижних чусовских пристаней, раскинула свои полтораста бревенчатых изб по крутому правому берегу в углу, который образовала с Чусовой бойкая горная речка Каменка».

В действительности наша Каменка расположена на левом берегу Чусовой и находится в верхнем течении реки. Такая, казалось, мелочь осталась незамеченной читателями и составителями.

В этой связи остановлюсь ещё на одном факте. В путеводителе «По Чусовой» (Государственное издательство, Свердловск-Москва, 1930) ни слова не сказано о древности деревни Каменки и о наличии пристани и судоверфи в прошлом.

Тогда откуда пошла молва? Ответ находим в другом путеводителе. До выхода из печати путеводителя «Река Чусовая» (составитель Ф.П.Опарин) о возрасте Каменки не говорилось. И вдруг появилось.

«Красиво расположилась на высоком левом берегу деревня Каменка. Это очень старая деревня, использованная, как крайний форпост русской колонизации, ещё в 16 веке». (Опарин Ф.П. «Река Чусовая», Издательство «Уральский рабочий», Свердловск, 1936)

Автор заимствовал сведения о времени основания Каменки как раз из очерка «Бойцы». Кроме того, источником информации для составителя путеводителя послужили беседы с местными жителями.

В 30-х годах 20-го века жители Каменки знали о чусовском сплаве только по литературе, по тому же очерку «Бойцы», где Каменке уделено много внимания. Стоило одному жителю Каменки высказать версию об отношении очерка к их деревне, как другие подхватили её. Проявляя чувство сознательного патриотизма, каменцы не могли удержаться от соблазна, приписать своему селению славу о его большом значении в истории освоения уральского края. Вследствие этого у них появилось реальное убеждение, что в очерке речь идёт об их Каменке.

И как часто бывает, ссылаясь на авторитет, составители последующих путеводителей посчитали: разве академик мог допустить неточность? На поверку оказалось, что высказывание авторитетного лица не всегда оправдывается. И академик не лишён ошибки.

Обратимся к реальным событиям прошлого. Василий Шишонко описал их с документов:

«После нападения сибирского салтана брата Маметкула 20 июля 1573 года на Чусовские городки Строгановы, собравши своих людей и наёмных казаков, послали на недоброжелательных соседей, живущих вверх по Чусовой, вогуличей и остяков, в отмщение их бунтовства, учинить на их жилища нападение; те посланные многих бунтовщиков побили и жилища их в пепел обратили, жён и детей в полон побрали и дошедши до реки Утки, которая впала в реку Чусовую, остановились… Не вдолге на тех завоёванных вогульских местах поселили они Строгановы своих крестьян до той памянутой речки Утки – почему в данной им Строгановым жалованной грамоте та речка Утка тогда Межевою и названа; понеже тогда, за сопротивлением сибирцев и вогуличей, далее оной речки Утки по Чусовой заселение иметь им Строгановым было опасно…» (В.Шишонко, «Пермская летопись», 1-й период)

Знакомясь с документами о хозяйстве Строгановых, нетрудно заметить, что они не имели достаточно людей, чтобы заселить столь обширный край вплоть до Каменки. В дальнейшем это послужило причиной острой борьбы за землю, когда Демидовы вторглись на причусовские владения Строгановых.

Может кто-то оспорит моё рассуждение. Для этого имеется, например, замечание А.А.Дмитриева в «Пермской старине» (выпуск 7 ,с. 217): в 1681 году на территории, административно подчинённой Чусовской Уткинской слободе, имелась деревня Фомина над речкой Каменкой в два двора. Длина речки составляет 15 км. На каком километре стояла деревня? Никто не скажет. Во время строительства лесопильни на речке Каменке в 1726-1729 годах жилья не было. После пуска лесопильни стояла одна изба с сенями для житья работных людей. Жителей здесь было два пильщика с тремя учениками. Об этом отмечает В.И.Геннин при описании пильной мельницы при Чусовской-Уткинской пристани.

В путеводителях авторы отмечают, что в Каменке была крупная судоверфь и пристань. Правда, Е.И. и Ю.И.Постоноговы высказали сомнение по этому вопросу: «Трудно поверить, что в небольшой деревушке была одна из крупных судоверфей». Они правы. В Каменке не было ни судоверфи, ни пристани. За доказательством далеко ходить не надо.

Из «Списка населённых мест Пермской губернии на 1869 год» видно, что «в деревне Каменке при реке Чусовой и речке Каменке имелось 97 дворов, в которых проживало 604 человека, и православная церковь». Ни о какой пристани не упоминается. Следует заметить, что именно в эти годы Д.Н.Мамин-Сибиряк сплавлялся с караваном барок по Чусовой.

Что же касается расположения крупной судоверфи и пристани на Каменке, тут допущена как историческая, так и техническая ошибка. Для устройства судоверфи и пристани необходима немалая территория. В Каменке же плотина построена в двадцати саженях от русла Чусовой. Где же тут расположить судоверфь или гавань? К тому же следует учесть габариты уральской барки: их строили длиной в 18, шириной в 4 сажени. Сажень равна 2,13 м, значит, длина барки будет 38,34 м, ширина около 8,5 м. Едва ли такая громадина поместилась бы в Каменском устье, которое зажато крутыми каменистыми берегами. А ведь Мамин-Сибиряк отмечал, что караван состоял из нескольких барок. Ради истины следует заметить, что пруд в Каменке небольшой, и для вывода хотя бы одной барки воды в нём недостаточно.

В «Хозяйственном описании Пермской губернии» (Н.С.Попов, 1804) в параграфе 188 перечисляются пристани на притоках реки Чусовой, о Каменской пристани нет ни слова. Да так оно и было, никакой пристани при Каменке не существовало. Кстати, зачем она? Расстояние по суше от Слободы до Каменки 5-6 км. Какая нужда казне устраивать пристани так часто, когда Уткинская пристань справлялась с объёмами транспортировки грузов.

Более подробную справку о наличии пристаней на притоках Чусовой даёт В.М. Лохтин в книге «Сплав по реке Чусовой горнозаводских караванов» (Одесса, 1886):

«Гавани устроены только на пристанях: Ревдинской, Демидова-Уткинской, Шайтанской – Верх-Исетских заводов и Межевой – Нижне-Тагильских заводов. Межевая – благоустроенная, со шлюзом. Васильево-Шайтанская, Билимбаевская, Уткинская казённая, Шайтанская пристани гаваней не имеют и опасностей проходящим мимо судам не представляют. Купеческие пристани — Крылосовская, Нижнедеревенская и заводские: Турчаниновская и Кыновская весьма неудобны и опасны…»

И в этом перечне Каменская пристань не упоминается. Следует обратить внимание на то, что среди перечисленных пристаней шлюз имела только Усть-Уткинская пристань. Об этой особенности не преминул отметить Д.Н.Мамин-Сибиряк.

Каменцев не смутишь заявлением, что Мамин-Сибиряк описал Усть-Уткинскую пристань, присвоив ей название — Каменка. Противоречия не принимались в расчёт: мало ли что автор перепутал названия, он описал именно нашу Каменку, поскольку на Чусовой другой Каменки нет. В это настолько непреложно верили все жители деревни, что поневоле возникала мысль: не есть ли их убеждённость свидетельство истинной исторической справедливости? Но факты не подтверждают событие, о чём нужно сказать открыто и честно: год «рождения» Каменки 1729 год – время пуска лесопильной мельницы.

В заключение отмечу, что в описаниях исторических событий авторы путеводителей допустили искажения, которые фальсифицируют факты. Будучи опубликованными, такие неточности из-за некритического отношения переходили из одного издания в другое, приобрели, так сказать, «права гражданства».

Чтобы не вводить в заблуждение туристов, читателей и потомков, следует восстановить историческую справедливость. Ведь нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся.

0