Сегодня рѣшилъ очередной разъ «хрустнуть булкой» и вспомнить на этотъ разъ, жизнь дореволюціоннаго Билимбая. Рукопись опять же анонимная. Точнѣе у меня есть смутные догадки, что эта рукопись – воспоминанія жительницы поселка Билимбай В. фъ Крепышевой. Но точно сказать не могу такъ какъ фамилія указана на одномъ изъ листковъ другимъ почеркомъ. Предварительно нужно сказать, что поселокъ Шайтанка (нынѣ Первоуральскъ) до Октябрьской революціи считался захолустьемъ. Культурнымъ центромъ района бъылъ Билимбай.

«В основном население вело оседлый образ жизни, — пишет автор. – Приезжих было мало. Местные жители строили простенькие деревянные дома. Большинство имели небольшой приусадебный участок под огород. Семьи старались держать скот: коров, лошадей, овец…

Строились сообща, организуя «помощь» родственников и товарищей.

Каждый хозяин был обязан следить за своим домом как внутри, так и снаружи. Поэтому улицы в поселке были хоть и не мощенными, но прибранными.

Особенно чистой была центральная улица (сейчас это улица Орджоникидзе – прим. автора). На углу этой улицы находилось волостное управление, чуть подальше – начальная женская школа. Затем контора Билимбаевского лесничества и магазины купца Алексея Минеевича Ватолина и его сына Петра Алексеевича Ватолина».

Эти дома не были похожи на жилье обычных обывателей.

«Особенно здесь выделялся, — пишет автор. – Дом купца Василия Михайловича Малмыгина. Это было двухэтажное здание отделанное художественной резьбой, покрашенное красивой светлой краской.

После Октябрьской революции в это здание «было отдано молодежи» (так у автора), а ещё позднее в нем располагался местный совет народных депутатов, а потом и администрация поселка»

«Художественным творением рук человеческих» называет автор дом управляющего заводом графов Строгановы Николая Александровича Тунёва.

Богобоязненные «хозяева жизни» при царе батюшке тоже себе ни в чем не отказывали. После Октябрьской революции Тунёв, по словам автора, работал преподавателем черчения в билимбаевской средней школы II ступени. После Великой Отечественной войны в здании этой школы разместилась Почта.

«Замыкала эту группу красавица-церковь. Она располагалась на площади. Своим величием и красотой церковь придавала торжественность всему окружающему её поселку (в настоящее время Свято-Троицкая церковь передана в ведение екатеринбургской епархии и влачит жалкое существование, превратившись в полуруины – при. А.Г.).

Со слов «одной пожилой женщины» автор рассказывает такую историю, связанную со строительством Свято-Троицкой церкви в Билимбае:

«Снаряжали запряженных в телеги лошадей и отправлялись по деревням собирать куриные яйца. Эти яйца потом использовались при строительстве церкви для укладки кирпича. Народ не скупился – яиц привозили полные телеги».

Особой гордостью Билимбая была земская больница. Она славилась на всю округу, несмотря на то, что воду к ней привозили лошадями на бочках, отопление было дровяное, туалет один – общий для мужчин и для женщин.

Но в царские времена любые больницы были роскошью. При советской власти, спустя несколько лет, ту же больницу те же билимбаевцы костерили последними словами за то же самое.

Трудится на графов Строгановых приходилось по долгу.

Автор пишет:

«Рабочий день на Билимбаевском заводе приходилось с шести утра до шести вечера. Перерыва в работе не было. Заводской столовой – тоже. Обед брали с собой из дома. Съедали на ходу, запивая водой из бачка. Травматизм на заводе был высокий. Пропуски работы по причине травм и болезней не оплачивались. Стаж работы не учитывался. Пока мог человек – работал, незамог – уходил».

Надо сказать, что так как при графах Строгановых билимбаевцам пришлось поработать и при советской власти – в годы Великой Отечественной войны. Тогда тоже у некоторых рабочих рабочий день достигал 12 часов.

Раз в году, летом в сенокос на заводе домну останавливали на несколько дней, чтобы заводчане могли заготовить сено на корм скоту. Точно так же поступали и на Шайтанском заводе.

Два раза в году до Октябрьской революции проходили ярмарки. Одна проводилась летом в Троицу, вторая осенью в Казанские праздники. На ярмарку привозили товары купцы из соседних губерний.

Автор вспоминает, что торговали на ярмарках валенками, ситцем, сатином, цветными платками, предметами домашнего обихода, детские игрушки.

Ходили по ярмарке клоуны с красным носом и зазывали:

«К нам на балаган, у нас черти с носом!»

Тут же играли гармошки, плясали подвыпившие парни.

Девушки прогуливались нарядные, щелкали семечки…

Почти идиллия если бы не нищета и беспросветный труд на графьев. Но автор на этом не делает акцентов. На нем сделали акцент рабочие Билимбаевского завода в 1917 году. Но это. Как говорится, совсем другая история…

Источник: Живой Журнал

0