Борис Петров известен в Первоуральске и далеко за его пределами как организатор фестиваля сплава «Чусовая России»: мероприятие, которое ежегодно собирает в селе Чусовое тысячи туристов. Завораживающие виды уральской природы, любительский и профессиональный водный туризм, концертная программа и масса впечатлений — всё это ждет нас в предстоящем июле, а пока выясняем, чем занимается Борис Петров в свободное от фестивалей время.

Предлагать чай Борису Петрову  в стенах редакции стесняемся — из приличных напитков  у нас только кофе, а чай пьем обычный, пакетированный. Рука не поднимается положить в чашку пакетик «Гринфилда» человеку, который занимается изготовлением Иван-чая.

Со времен Демидовых и Строгановых никому не удавалось подгрести под себя Чусовую

— А у меня с собой для вас подарочек, — улыбается Борис и протягивает баночку с сургучной печатью на крышке.

Открываем — запах еще незаваренного иван-чая наполняет редакцию, пахнет настоянным летом и концентрированным солнцем.  Снова стыдно — заварочных чайников не держим, приходится бросать щепотки прямо в кружки. Слушаем инструктаж — чай должен постоять несколько минут, заваривать можно минимум трижды, каждый раз — новая грань вкуса.

Так, держа в руках по чашке, обсуждая разницу между гордыней и амбициями, перемещаемся в переговорную:

— Вы организовываете фестиваль на Чусовой уже 16 лет. Более ярко он заявил о себе лет 5 назад. Как пришла идея того, что там должен быть именно такой формат фестиваля?

Со времен Демидовых и Строгановых никому не удавалось подгрести под себя Чусовую

— Я приехал в Чусовое, купил там домик — только поженились, кстати, с супругой.  Небольшая ремарочка — жена сказала сразу: Боря, у нас никогда не будет никакой земли — уж больно надоели ей родительские угодья  с постоянной посадкой, прополкой, сбором урожая. Вот так и отдыхали по санаториям да базам отдыха, пока не приехали в Чусовое с немецкой делегацией:  сидим за столом, а перед нами — закат, гладь пруда, поле, усеянное люпинами, желтое небо, сиреневые облака и лучи через них. Моне в чистом виде. Это было безумно красиво!  И жена сказала: вот в этом месте я хотела бы дом. Через месяц я принес ей документы. Потом второй домик прикупил — теперь уже усадебка небольшая. Первые два года я был дачником, а потом стало скучно, и я на совещании сказал:  хочу фестиваль, но времени не хватает. Я был такой страшно деловой колбасой тогда. Один товарищ сказал — возьмусь!  В первый год провели рок-фестиваль «Урал молодой». Я там познакомился с молодым парнем, который сейчас заведует культурой в Шале. Последние четыре года мы очень активно вместе работаем на фестивале. Фестиваль поменял название вскоре. Я понял: рок и Чусовая — не совместимы. Появились «Родники народной культуры», потом «Чусовая – река родная» (кстати, Петров придумал это название  за 15 минут, чтобы получить финансирование — ред.). А потом уже родился проект «Чусовая – река России» и название фестиваля «Чусовая России». Подключилось много людей, которые начали продвигать идеи:  река, современная история, экология, пристань… Сейчас я понял свою шаманскую задачу — переманивать людей, «сдруживать» их, потому что у всех свои амбиции. Но со времен Демидовых и Строгановых никому не удавалось подгрести под себя Чусовую. И сейчас так же. Надо объединять усилия. Чусовая, хочешь не хочешь, заставляет жить дружно.

— Вы это к тому, что в настоящее время много организаций пытаются развить Чусовую, как центр туризма, но не могут договориться?

Со времен Демидовых и Строгановых никому не удавалось подгрести под себя Чусовую

— Ответы дает история. Сплав начинался с Ревды, с самого большого пруда, который связан с Чусовой речкой Ревдой. Открывали створки плотин — и река наливалась на 2-3 метра. Вода поднималась, и со скоростью 30-40 км в час неслись барки. Это какой драйв! Вот такие были забавы. Рядовой бурлак за этот путь зарабатывал примерно 3 рубля — неплохие деньги были. Корова стоила рубль, например.  Скалы, знаете, почему Бойцами называют? Не потому, что они как бойцы стоят. Когда выходило до шестисот барок, то насмерть бились 3-5%. В один год — 73 барки. Вот наша история, которой ребят надо учить. В 2007 году Алексей Иванов написал книгу «Золото бунта».  Мне тогда позвонили со словами: «Борис, весь русский Париж читает вашего Иванова!». Жена купила книжку, подложила на видное место, и я на два дня пропал — прочитал 700 страниц запоем. Я был потрясен мощью, энергией уральской. Заразился, познакомился с Ивановым — самый гениальный писатель современности патриотического направления. У него нет идеальных героев. Он показал, что это не грех — быть нормальным сильным человеком и идти к своей цели. Есть в этой книге три слоя — многие писатели и до первого-то не дотягиваются. Читаю — и уже идеи возникли переименования проекта. Побежал к Росселю. Ему понравилась идея устроить соревнование на лучшую пристань — каждой из них были приписаны округа, заводы. Надо возрождать — мы к этому все равно придем.

— Вы получили необходимую поддержку?

Со времен Демидовых и Строгановых никому не удавалось подгрести под себя Чусовую

— Благодаря совместным усилиям проект стал федеральным и партийным проектом «Единой России».  У меня, правда, сложные отношения с партиями.  В свое время мне было интересно делать дела, а не в политику играть. Расшевелил райком партии. В Первоуральске, думаю, скоро все тоже расшевелится. У вас сейчас тем более знак такой появился шаманский — «беличье колесо», ИКЦ.  Там такая энергетика! Я зашел туда и обалдел.  Он построен вовремя, на нужном месте. Я им очень много уже предложил — нужно делать фестивальное место. Но нужно общее желание. Помните, я обмолвился про шаманство? Есть шаманы, которые дают в бубен, а есть пути общения с пространством. Я работаю с магнитом, а не с опилками. Изучаю наше прошлое. Чтобы знать будущее и жить в настоящем, надо знать настоящее прошлое.

— Хорошо, а где же его брать, если в книгах и учебниках выхолощенная история?

— Каждый должен определить, во что он верит — базовые якоря. Приходит прямая информация — частота прямого доступа. Вся информация уже есть. Это настолько ненужно с точки зрения официальной версии, но не надо быть овцами.

— Вы сказали о развитии ИКЦ. Как добиться желания идти на контакт и делать совместные проекты тех, кто принимает решения?

Со времен Демидовых и Строгановых никому не удавалось подгрести под себя Чусовую

— Я, конечно, понимаю, насколько раздражают такие инициативщики, как я. Я понимаю чиновников, которые меня не понимают. Сам чиновником был. Понимаю их страхи. Им легче отказать, чем рисковать. Я за эти годы увидел мир со всех сторон. Он гораздо интересней, чем из бойницы танка. В свое время первая супруга включила мне правое полушарие, включила мою интуицию. Я провел эксперимент в течение трех месяцев: все, что приходит в голову первым — делать. А мы думаем, корячимся. 90-95% правильных решений через интуицию приходит. Кислота и щелочь каждая сама по себе сильная, а соединить — вода и соль. Нужно всегда искать третье — в смесь электроды опускать. Вот и русский народ троичен. Пить, например, почему втроем садятся?  Потому что в триаде всегда свободное общение.

Власть-бизнес-общество — тоже треугольник. Все спасет любовь. Через нее на все смотреть надо.

— Итак, создание турмаршрута федерального значения. Вернемся к этой теме. Мне кажется, что у участников этой программы нет общего плана..

— Есть проект «Чусовая России», есть общий план. Но при этом каждый хочет свое реализовать. Раньше, лет пять назад, я бы махал топором и кричал: «Я все придумал!» Но сейчас не так: пусть другие тоже дойдут до мысли, что результат получится в команде.  Пусть на два года позже, ничего страшного.  Все равно будут базы отдыха, все равно будет развитие туризма. Кстати, название вашего издания — shaytanka.ru — способствует тому, чтобы все Шайтанки на Чусовой объединить. Стать рупором, который выражает несколько точек зрения. Объединение — вот где успех.

— Как рождался проект?

— Как-то я одного состоятельного человека позвал сплавиться по Чусовой. Ему нужен комфорт, охота, рыбалка. Так и сказал: «Боря, у меня всё это уже было — сортир под кустом, спальники, костры. А я хочу, чтоб меня от берега оттолкнули, и я знал, куда причалю». Потребителю хочется сервиса. Поэтому задача — сделать удачное расположение объектов.  Задача у структуры — государственная, потому что Чусовая задевает 4 региона:  Челябинскую, Свердловскую, Тюменскую области и Пермский край. Мы прошли определенный путь. Подписали согласование между муниципальными образованиями, между тремя туристскими министерствами —Свердловским, Тюменским, Пермским.

— Это все большие «прожекты» с дядями в строгих костюмах. А чем можно зацепить людей для продвижения туристического маршрута?

— Мне интересно, как сделать, как пройти, как показать. Вот семинары по изготовлению Иван-чая недельные с полным погружением. Хотя технологии там всего 5% — остальное энергетика.  Но если внутри ничего нет, то вкуса не будет. В него перейдет то, что в тебе есть. Дай трем хозяйкам одинаковые продукты, получим разное. Этот чай дивный, пахнет каждый день по-разному. С ним надо общаться, как с живым человеком. Чай проходит все человеческие состояния. Запах — это душа. В этом сезоне он только в начале декабря созрел. Поздно.

— Что получаете от фестиваля?

— Кайф! Что взамен? Я могу этим кайфом поделиться. Ощущение причастности людей. Многие просят не упоминать свои заслуги — им просто нравится приезжать на фестиваль и видеть то, что сделано ими.

— Ваш чай уже стал брендом?

— Есть просто Иван-чай и его надо продвигать — наш общий бренд. Нельзя ругать продукт конкурентов ни в коем случае. Надо общими усилиями возродить традицию Иван-чая.

— Вы выделяете Иван-чай как отдельное направление гастрономического туризма?

— Конечно. Чтобы поисковики при запросе «чай» выдавали Иван-чай, а не китайский чай. Китайцы, кстати, стали закупать у нас иван-чай в огромных количествах. Но Иван-чай это гораздо глубже, чем просто гастрономия. Это история, это философия, куча разных моментов:  когда я вхожу в лес — я вижу дух Иван-чая. Перед процессом перемалывания  начинается брожение. И перед каждым таким действом надо посидеть в тишине, в молитве, в медитации, можно вспомнить детство, войти в это состояние и уже работаем дальше.  Я в сушилку никого не допускаю. Это таинство. Был случай один: женщины поспорили, поссорились, потом чай молоть начали. Чай ушел в силос. Никогда у меня такого не было. Жду запах, должен пойти, не идет, заглядываю — а там зелень, слизь. Бросился спасать, положил в баню, через час зашел – выкинул. Технология, как с тестом — нельзя нервничать.  Нужно прийти в правильное состояние, и чай соответствующий будет. Мы 13000 тысяч лет прожили в состоянии логики, сейчас переходим в интуитивное, женское. Так что надо осваивать новую точку мышления. По всем направлениям.

Со времен Демидовых и Строгановых никому не удавалось подгрести под себя Чусовую

Источник: Шайтанка.ру

0