История заселения Среднего Урала тесно связанна с историей заселения Прикамья и Приобья, особенно их притоков, стекающих с Уральских гор. С момента отступления последнего оледенения Планеты (40-10 тысяч лет назад) и почти до 17 века новой эры происходила ассимиляция племён аборигенов с пришельцами, так как Чусовая служила с глубокой древности дорогой миграции через Урал племён Сибири и Европы.

Река Чусовая — один из самых крупных притоков Камы. Площадь бассейна Чусовой составляет значительную часть территории Среднего Урала. Поэтому все глобальные исторические процессы, имевшие место на Среднем Урале, относятся и к бассейну реки Чусовой, даже если прямых доказательств в документах и на её берегах не сохранилось. От наступающих оледенений и наводнений (40-20 тыс. лет назад) шароды Севера по Уралу уходили на Юг. С отступлением последнего оледенения (10 000 лет до н.э.) началась миграция людей на север, но это были уже другие, значительно изменившиеся за столетия племена и народы. В их числе сохранилась небольшая прослойка далёких потомков «Славян и Ариев», которые соблюдали старую древнюю веру, обычаи, обряды.

Археологический памятник в Пещерном Логу (около устья Чусовой, недалеко от города Перми) является, обнаруженным на сегодняшний день, самым северным пунктом, которого достигли люди (неандертальцы) в эпоху максимального оледенения. Ряд других археологических раскопок и находки в них, по обоим склонам Среднего Урала, дают основание предполагать: 50 – 75 тысяч лет назад, а в последних научных источниках говорится уже 150 000 лет, на Урале появились первые люди и заселили его до широты современного города Перми, проникнув с востока (из Сибири) на западные склоны Урала, когда северные и центральные области Европейской части России были ещё покрыты ледником. Археологи предполагают, что в период последнего оледенения (40 – 12 тысяч лет до н.э.), несмотря на суровый климат, в Евразии формируется хомо сапиенс – человек разумный, (а появление первобытного человека на Урале считают 200 000 лет назад). И в этот период у местных племён зародилась художественная резьба по кости и наскальная живопись с изображением животных посредством охры. Около 14 -12 тысячелетий, в период мезолита, остатки ледника исчезли с материка и климатические условия постепенно приблизились к современным. В 12-6 тысячелетиях стали применять для охоты лук и стрелы с каменными наконечниками, а в рисунках на скалах стали появляться изображения человека. В 5–3 тысячелетиях уральское населении, в эпоху неолита, осваивает приёмы рыболовства и переходит к оседлости, совершенствует каменные орудия и использует дерево: делает лодки, лыжи, покрывает крыши жилищ, а позднее начинает строить дома. С юга проникают изделия из меди. В 3–2 тысячелетиях Урал становится очагом металлургии и снабжает медью и бронзой соседние регионы. На реке Чусовой одним из таких центров был район города Полевского (знаменитые Гумёшки).

Прогрессивному хозяйственно-экономическому развитию региона способствовали миграционные факторы, которые вели к неизбежной ассимиляции народов – аборигенов и пришельцев. Появляется новый вид поселений – городища, возникают войны с целью захвата земель и рабов. Верховья и среднее течение Чусовой археологами исследовано очень слабо. Из 35 обнаруженных в этом районе археологических памятников научно обследована только небольшая часть. Одной из неисследованных пещер является Новоуткинская, которая находится на правом берегу речки Верхняя Утка, в двух километрах от устья (левый приток Чусовой). В пещере, состоящей из двух гротов, разделённых низкой аркой, под которой можно пролезть, сильно согнувшись, были найдены кости животных, в том числе лошади, лося, зубра. Пещера легко доступна, удобна для временного укрытия и даже жилья в зимнее время не только первобытному человеку, но и более поздним племенам, охотникам и даже разбойникам. Поэтому наличие костей не удивительно, если бы не кости зубра. Это крупное животное не смогло бы пройти во второй грот под аркой, к тому же это животное в наших местах вымерло несколько тысяч лет назад. Остается только сожалеть, что в пещере не было специалистов-археологов. (информация до 2011 г.).

На участке от речки Межевая Утка до города Чусового обнаружены 44 пещеры, но только 6 из них обследовали археологи. В нижнем течении Чусовой обнаружено 55 археологических объектов – памятников разного вида и эпох, от палеолита до средневековья, но только несколько из них имеют научные описания. На северном берегу Чёрного моря за узкой полосой, занятой греками, простирались обширные степи, населённые скифами. Они занимали пространство на 15 дней пути (от Азовского моря к северу, примерно до широты современного Саратова – 600 км). Торговые караваны скифов, переправившись через реку Танас (Дон), вступали в чужую страну савроматов. Во всей этой земле, на протяжении 7 дней пути (примерно от Жигулей, вдоль Волги, до устья Камы – 280 км) нет ни одного ни дикого, ни садового дерева. Савроматы кочевали со своими стадами по степям Поволжья, вели образ жизни очень похожий на скифский. И говорили они на скифском языке, только издавна искажённом, по мнению скифов. Наукой установлено, что оба народа говорили на североиранских диалектах. Считается, что в первом тысячелетии до нашей эры в Евроазиатской степи звучали иранские языки, а в лесах Приуралья и в Западной Сибири — в основном фино-угорские. Лесостепь занимала промежуточное положение, потому здесь, время от времени, могли происходить смена языков или было возможно двуязычие. Дальше караваны шли по лесам Будинов, занимавшие земли ещё севернее, покрытые сплошным густым разнопородным лесом и многочисленными озёрами с топкими берегами, зарослями тростника. Будины охотились на выдр и бобров, жили в городках, обнесённых высоким частоколом. Дальнейший путь, вероятно, пролегал по Каме, по обширным лесам многолюдных фиссагетов и по стране иирков. Фиссагеты были создателями очень яркой археологической культуры – Анаьинской. У них была тесная торговая связь со скифами Причерноморья. Фиссагеты занимались охотой, но большую роль у них играло земледелие и скотоводство. Со скифами они в основном торговали пушниной. В лесах фиссагетов текут 4 больших реки. Одна из них – Оар ; так древние называли Волгу, в частности, Геродот; возможно, в этот раз так была названа Кама, так как средневековые арабские учёные-географы считали эту реку верховьями Волги – Оар. Рядом с фиссагетами жили иирки. У башкир до недавнего времени существовал способ охоты, применявшийся иирками – гоньба зверя на лошадях и с собаками. Такая охота возможна только в лесостепной полосе. Лесостепь подходит близко к Каме по долине реки Белой. Вероятно, иирки жили в лесостепной местности, а торговые караваны шли вдоль реки Белой, по земле иирков. Археологические находки свидетельствуют о существовании здесь, в районе реки Белой, особой культуры, создателями которой, очевидно, были иирки. Их земли простирались примерно до современного города Уфы и представляли равнину с глубоким чернозёмом. Выше иирков, на восток, жили другие скифы, в землях каменистых и неровных. Со слов очевидцев:

«это суровая и пустынная страна, на широком пространстве покрытая непрерывной цепью скал с непроходимыми залесёнными ущельями».

Со 2 по 5 век новой эры из-за сильной засухи начинают умирать благодатные Амударьинские и Сырдарьинские оазисы. В климатическое лихолетье всколыхнулось и жившее здесь население, в частности, азиатские сарматы. Волны Великого переселения выплеснулись к отрогам Урала. В 5 веке в тюркоязычной легенде встречается название реки Чуси (на Алтае и на Урале встречаются реки с названием Чус). Археологические исследования показывают вероятность проникновения древних степняков-скифов далеко на север. На северо-восток от Уфы начинаются предгорья Урала с глубокими долинами и скалистыми берегами рек, с пещерами и воронками. Преодолев этот почти ненаселённый, дикий, труднопроходимый край, торговцы встречаются с обитателями высоких гор. Называли этот народ Аргипеями.

«Все они, как мужчины, так и женщины плешивы от рождения, плосконосы и с большими челюстями. Речь у них особая. Одеваются по-скифски, а питаются древесными плодами. Скота у них немного потому, что пастбища там у них бедные. Каждый из их жителей селится под деревом, на зиму обкладывая его берёзовой корой. Со стороны это выглядит, как чум, покрытый войлоком».

Аргипеи давно исчезли, но оставили о себе след. Они не являются предками современных тюркоязычных народов по рекам Ай и Белой, но, вполне возможно, что часть их позднее влилась в состав башкир, сохранив многие свои обычаи и черты внешнего облика: широкое и плоское лицо, широкая и вдавленная переносица, слабый рост волос на лице; сохранились некоторые рецепты и технологии приготовления блюд, соков из древесных плодов; в качестве жилища у башкир долго бытовал конический шалаш или балаган на деревянной основе, крытый древесной корой. Память о древних поселениях аргипеев сохранилась в легендах, старинных преданиях и остались «материальные следы» — памятники Гамаюнской археологической культуры, встречающиеся в верховьях рек Уфы, Чусовой, Исети. Скифские торговцы едва ли преодолевали описанные горы, но они знали , что дорога идёт дальше, на восток, к исседонам, на реку Исеть. Некоторые современные учёные пытаются трактовать название реки «Исеть» как «Исседонская река». Но название могло образоваться от имени Исеть – древнегреческой богини. Скифы не ходили к исседонам, но общались, торговали с ними через посредников аргипеев и от них получали информацию о Зауралье. Кстати, древние писатели исседонов тоже называли скифами, скифским народом, потому что исседоны тоже были степняками-скотоводами, как и скифы. Исседоны обитали в Зауралье и кочевали по обширным казахстанским степям, оставив о себе памятники: остатки поселений, курганы. Археологи включают их в обширный круг сарматских культур. Эти памятники встречаются по берегам рек Исети, Синары, Миасса. Бассейн реки Чусовой, а территории далее на север скифам не были изестны. Они там не бывали, торговали через посредников – фиссагетов и иирков, которые, в свою очередь, общались с северными мифическими племенами аримаспов, аргипеев, гипербореев. Ни скифы, ни тем более, древние греки не имели достоверной информации об этих землях и населявших их народах.

Древнегреческий исследователь-путешественник и поэт Аристей (7 век до нашей эры), воспользовавшись древним торговым путём, проследовал из Скифии на северо-восток через лесные области Поволжья и Приуралья и достиг, вероятно, Южного Урала, а возможно, даже Зауралья. Здесь, по мнению ряда современных учёных, находилась страна Исседония, севернее её жили аримаспы. За их страной простирались Рипейские (Рифейские) горы. При возвращении домой Аристей издал поэму «Аримаспия», которая дошла до наших дней в отрывках. К скифам древние греки относили территории с пёстрым этническим составом, простиравшиеся от Дуная до Дона. Древнегреческий учёный Геродот (5 век до н.э.) в своих трудах упоминает о богатстве северных земель золотом. В степных районах золотых приисков не было и нет, а известно оно было только в землях исседонов, которые вели торговлю со скифами – юго-западными соседями. Из этого следует, что Исседония охватывала и горные массивы, в которых были руды и золото.

В 6–5 веках до н.э. вдоль рек Белой, Вятки, Камы поселились племена коми и удмуртов. В лесах Западного Урала шло формирование коми-пермяков, а на Северном Урале – хантов и манси. По берегам Камы, Вятки, Чусовой и нижнего течения Белой известно несколько десятков городищ и селищ, более десятка могильников, оставленных племенами, бытовавшими в 7–2 веках до нашей эры. Это период перехода эпохи бронзы к эпохе раннежелезного века – эпохи формирования человека, обликом близким к современному манси. В этот период из засушливых степей мигрируют на север кочевые племена тюркоязычной группы. В таёжном краю степняки меняют образ жизни и смешиваются с аборигенами. В районе Чусовой и южнее стало преобладать домашнее скотоводство. Охота в основном стала вестись на пушного зверя, шкура которого служила вместо денег, заменяя золото. Развиваются торговые отношения. Зарождается земледелие. Появление в древности разных племён и народов отразилось на топонимике Урала, в том числе и на Чусовой. Установлено несколько хронологических пластов в топонимике Среднего Урала. Наиболее древним пластом считается индоевропейский (иранский). К нему относятся топонимы (географические названия) с элементами: дарьял, мал, манн, ра и т.д. К следующему древнему пласту относят топонимы с элементами угро-финского происхождения: без/биз, ва, вас, тор, тэй и т.д. Более поздний пласт составляют татарские, русские, украинские, чувашские, марийские, мордовские, эстонские и другие названия, данные поздними переселенцами.

На топонимику реки Чусовой в 18, 19 и 20 веках оказали влияние сплав барок и туризм. Средний Урал (частично Чусовая) были воротами миграции народов Сибири и Европы. Различные финские и монгольские (турок-турко-татарские) племена, ещё в глубокой древности двинувшиеся из Сибири, Алтая, Байкала и других мест на Запад, к Уральскому хребту, перешли эти горы, но потекли двумя руслами. Одни направились на северо-запад, к Финскому заливу, другие пошли по южным степям современной России. Эта миграция внесла свою лепту в топонимику Урала.

Ряд современных учёных считает, что прародиной древней уральской общности является Приаралье. Оттуда в период мезолита (8 – 6 тысячелетия до н.э.) началось расселение этнических групп, в том числе приугорских. Предполагается, что в 4–1 тысячелетиях из финно-угорских племён формируются этносы: коми, мордва, удмурты, карелы, эсты. С проникновением в 6 веке до н.э. из степных районов в таёжные металлургии, мотыжного земледелия, пастбищного скотоводства на Урале начался переход от матриархата к патриархату. В первом тысячелетии новой эры усиливается миграция народов на север из Средней Азии, Поволжья, Казахстана. Кочевников-скотоводов привлекло обилие кормовых трав на пойменных лугах рек Белой, Уфы, Сылвы, Чусовой. В 6 – 9 веках через Урал прошли многие тюркоязычные народы: авары, хазары, булгары, потеснившие аборигенов (угро-финские племена). Так, предки мадьяр вынуждены были мигрировать с Урала на берега Дуная, а оставшаяся часть образовала близкие по языку и культуре народности: ханты и манси в районах севернее рек Сылвы и Чусовой, а южнее – удмуртов и мари.

Венгерский учёный Мукачи установил, что коневодческая терминология родственных манси мадьяр указывает на своё происхождение из иранских языков. Потеснённые в 9 веке (до 896 года) с Урала угры были воинственными и суровыми завоевателями. Они навели такой ужас на Средневековую Европу, что по сей день во французском языке слово «огр», т.е. «угр, венгр, мадьяр» имеет древнее значение «людоед». Кстати, название венгерской столицы Будапешт образовано из двух древнеславянских слов: буда – так называли железоплавильные горны в первобытных кузнецах; пешта – печь. Огр, угр, югра – так называли русичи племена предков современных манси и хантов, потомков древних угро-финских племён. Южнее рек Сылвы и Чусовой и в их верховьях формируются народности удмуртов и мари. Позднее из потомков тюркоязычных племён образуются башкиры, а из потомков югорских племён — коми-пермяки, родственные манси. Обосновавшиеся в верховьях Сылвы и Чусовой угры назывались остяками. Большое значение в заселении и развитии края имели дороги. В частности, Старая Казанская дорога проходила Камою до Уфы и степью на верховья Чусовой. Это был древний караванный путь из Бухары в Булгарию (Булгарское ханство). Одновременно с сухопутным путём пользовались и реками Чусовой и Сылвой. По таёжному горному краю общение, торговля, освоение новых земель возможно было только по рекам да и то не по всем. Скифы ещё с 5 века до нашей эры пытались ходить торговать за горы Имаус (часть Уральских гор) к зауральским народам. Вполне вероятно, что торговый путь пролегал и по реке Чусовой.

В русской летописи 9 века о землях южнее Югры (Северного Урала) говорится:

«Родимичи на реке Рвьжу – Родим и Вятичи на реке Отце – Вятке и Севернее один обычай имуть, живеху в лесех, якожи и всякий зверь, ядуши всь нечисто…».

Бытовая культура этих племён была на очень низком уровне, существовало многожёнство, умерших сжигали на кострах. Кости более почитаемых сородичей помещали «в судник малу и поставляху на потехъ на столпа, еже творят Вятичи до сего дня» (866 год).

Многообразны мифологические повествования, возникшие ещё в первом тысячелетии до н.э. о Чуди-аборигенах Урала. Этническая группа «чудь» упоминается в «Повести временных лет» как особая. Но так славяне могли именовать и другие, чуждые славянам, народы вообще. В новгородских преданиях говорится о Чуди как о мужественных, высоких, сильных людях. Ими управляет умная, миролюбивая дева. Здесь сказываются отголоски матриархата в родовых отношениях. Возможно, мифологические повествования о Чуди были перенесены на местных аборигенов новгородцами, переселившимися на Урал в 11 веке. Предание популярно среди народов, заселявших Приуралье. Среди живущих на Урале русских чудь – обыкновенные люди, занимающиеся выплавкой железной руды. От нашествия переселенцев и торговцев племена Чуди ушли в землю вместе со своими богатствами, заговорив их. «Чудской» у русских означало «чужой, странный». В Древней Руси первопроходцы Севера, Урала, Сибири называли так местные народы с непонятным для них языком, обычаями, укладом жизни. От русского слова «чудской» в коми-пермяцком языке появилось слово «чучкэй». Слово «чудь» является собирательным этнонимом, употребляемым для обозначения, в славяно-русских хотнических (подземных) ритуалах, обитателей подземного мира. Первоые письменные упоминания о Чуди относились к группе угро-финских племён (6 век новой эры), с которыми славяне столкнулись в период миграции (6 – 8 века). Легенды о Чуди в 6 веке передавались вслед за русскими переселенцами на Урал, а потом на Алтай.

В 9 – 10 веках булгары везут в страны Весу (Ису) и Иура (Югра) товары на санях, которые тянут собаки, а сами передвигаются на лыжах. Волжские булгары находились на 55 градусе северной широты, а торговали со странами, располагавшимися на 60 градусе северной широты, т.е. напрашивается вывод, что на левых притоках Камы, в том числе на Чусовой, в зимнее время для передвижения применялись лыжи, а грузы транспортировались на собачьих упряжках. Ещё в 10 веке новой эры о землях восточнее и севернее Булгарии достоверной информации у южных народов не было. Этнический термин «Югра» означал неопределённую группу северных народов, живущих по обе стороны Урала. Первое известие об этих землях появилось в 1096 году в летописи Нестера. Правда, в 7-10 веках арабские учёные давали описание Югры, называя её Страной Мрака. Племена, которые торговали мехами, питались мясом, одевались в шкуры, передвигались на лыжах. Но эту информацию они получали от соседних народов. Наиболее достоверное описание Страны Мрака дал в 1333 году арабский путешественник Ибн-Баттута, который посетил булгарскую столицу (находившуюся в районе современного города Чердынь), но и он в Югру проникнуть не смог, а получил сведения от очевидцев – скифских торговцев. Вогулы (манси) едиными хозяевами Чусовой не стали примерно с 12 века. Восточный склон Урала они называли «Мансипаул» — «Склон манси»; а Западный склон – «Саранпаул». Под этим названием манси объединили зырян, коми, коми-пермяков. По одной версии «манси» — это самоназвание в значении «люди». По другой версии – «младшие братья»; так как они считали себя младшими братьями коми. Но это родство не помешало манси вытеснить «старшего брата» с западного склона Урала. Коми называли манси «вогулами» — «чужаками». На Чусовой вогулы не имели постоянных поселенй, не строили крепостей. Они охотились, ловили рыбу, пасли оленей, жили в стойбищах, состоящих из лёгких переносных чумов, кочевали вслед за оленьими гуртами. Этим объясняется малое количество археологических памятников Вогульского периода в истории Чусовой. Редкие, обнаруженные памятники относятся либо к культовым, либо к производственным местам (Гумёшки, Азов-гора, камень Дождевой, камень Дыроватый второй, Чудские копи в районе Межевой Утки)

0